Аналитика гиревого спорта (Александр Сенин)

          Гиревой спорт мне не полюбился сразу, несмотря на то, что в него я пришел почти по собственной инициативе. Обязательная любовь к спорту, как необходимое условие нахождения на государственной службе свела меня с таким эксклюзивным по форме и весу спортивным снарядом, как гиря. Альтернатива, конечно, была, но вот тяжело атлетический опыт сыграл со мной злую шутку. Мне, привыкшему платить деньги за посещение спортзала, показалась очень рациональной мысль – увлечься менее затратным видом спорта, тем более что общее количество поднятого веса над головой в сумме повторений могло удовлетворить годовую потребность в манипуляции тяжестями. …

          Гиревой спорт мне не полюбился сразу, несмотря на то, что в него я пришел почти по собственной инициативе. Обязательная любовь к спорту, как необходимое условие нахождения на государственной службе свела меня с таким эксклюзивным по форме и весу спортивным снарядом, как гиря. Альтернатива, конечно, была, но вот тяжело атлетический опыт сыграл со мной злую шутку. Мне, привыкшему платить деньги за посещение спортзала, показалась очень рациональной мысль – увлечься менее затратным видом спорта, тем более что общее количество поднятого веса над головой в сумме повторений могло удовлетворить годовую потребность в манипуляции тяжестями. Начал я немедля. Что стоило, имея опыт становой тяги рвануть эту болванку над головой? Процесс пошел достаточно активно, успехи в рывке и толчке почти с ходу принесли кистевую боль, выстрелы в коленях и поясничную хандру, которая сродни трудовой усталости майских дачников в неоднозначной позе выискивающих урожай. Превозмогая такие побочные эффекты, я с героической стойкостью пришел ко II разряду. Первые крупные любительские соревнования открыли для меня новые просторы для самосовершенствования в этой области. Изрядно размазав тальк по рукам, я гордо ступал к месту, где судья должен был громко в цифровом эквиваленте фиксировать мои успехи. И тут проходя мимо, как мне тогда казалось аутсайдеров соревнований с ущербным весом в 60-65 килограмм, я услышал шокирующие цифры: «…102, 103, 104…». Вера в собственные силы иссякла мгновенно, желание посоревноваться растворилось в гамме цифровой какофонии. Только честолюбие смогло мобилизовать мышечный тонус и не позволило посрамить благое начинание. Оно же, кстати, побудило разобраться, как этот не полно размерный «крепыш» смог обуздать чуждый его конституции предмет. Въедливый ум привел меня к еще большему разочарованию. Оказывается, сила не является определяющим звеном в цепочке достижения такого результата. А первоисточником успеха служит отточенная техника выполнения. Мое разочарование не знало границ. Я свято верил, что 24-х килограммовые гири только этап к 32-м килограммам счастья. Что наращивание веса здесь только вопрос времени. Это был подрыв идеологии. Культ силы, привитый с детства, был под серьезным опалом со стороны другого незнакомого и трудно тренируемого качества победителя – ловкости. Поэтому с врагом я расправился безжалостно и безальтернативно. Личная пара гирь была продана за 2-месячный абонемент в спортзал.

Александр Сенин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *