Чем выше градус, тем жарче тренировка.(Конова Диана)

Училась я тогда в кадетской школе. Казалась мне военная профессия очень романтичной, а военная форма — стильной. Уроки по военной подготовке мне нравились очень, кроме тренировок по рукопашному бою — с первого занятия почувствовала, что это не моё, не интересно и всё тут. Во время разучивания приёмов я визжала, якобы, от боли и со мной отказывались тренироваться все парни, боясь меня поранить. По сути, в 10-11 классах в лёгкой и тяжёлой атлетике я была подготовленнее половины одноклассников-парней. …………

Училась я тогда в кадетской школе. Казалась мне военная профессия очень романтичной, а военная форма — стильной. Уроки по военной подготовке мне нравились очень, кроме тренировок по рукопашному бою — с первого занятия почувствовала, что это не моё, не интересно и всё тут. Во время разучивания приёмов я визжала, якобы, от боли и со мной отказывались тренироваться все парни, боясь меня поранить. По сути, в 10-11 классах в лёгкой и тяжёлой атлетике я была подготовленнее половины одноклассников-парней. Данный факт дал тренеру повод полагать, что я способна к любым достижениям.

Тренер, он же военрук, у нас был прекрасный человек и профи своего дела. Но стоило ему прийти на занятия под градусом, мы начинали дружно вздыхать и готовиться к истязаниям: отжимания точно на кулаках, мало подтянулись — будьте добры полкилометра гуськом, не уложились в нужное время на кроссе — рюкзак за спину и ещё раз 3 км. На этот раз Петрович, так мы называли тренера, с другом кого-то поминали (в прошлый раз одноклассника встретил, до этого 23 февраля отмечал).

 Рукопашный бой всегда был в конце тренировок. Вот началось деление на пары для разучивания новых приёмов. Мой рост 160, вес 45. Тренер: 188 и 92 соответственно. По каким-то соображениям он решил показывать эти самые приёмы с моей помощью. Одноклассники сдерживали смех (это могло быть жестоко наказано) и смотрели в ожидании, что же будет дальше. А дальше моя персона летала, падала и скручивалась всеми разучиваемыми способами. Благо маты спасали от ушибов.

Под конец Петрович решил потягаться со мной в армреслинге. Интересно, какие геройства он ожидал увидеть с моей стороны? После естественной его победы в борьбе по правилам, он предложил "упростить" мне работу: мне нужно было уложить своей рукой, держась только за один его указательный палец. Ощущая всю обречённость своего положения, я добросовестно выполняла это задание. Что ж, на этот раз борьба хотя бы длилась дольше, правда результат остался прежним.
 

В общем, тренировка удалась на славу, по крайне мере, тренер считал именно так. А я получила бонусы до самого выпуска в виде закрывания глаз на моё попустительское отношение к рукопашке. Кстати, в реальной жизни мне приходилось пару раз применять изученные приёмы, но как-то автоматически, потому что ни одного приёма показать на самом деле не могу. Спасибо тебе, Петрович!
 

Конова Диана, 1986 г.р.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *