Как проходит ЭТО в РА и ОВД… (Андрей Плево)

          Впервые я сознательно столкнулся с единоборствами в далеком послеперестроечном 87 – м, когда из «глухой» провинции поступил в престижный военный ВУЗ Министерства обороны, тогда еще, Советского Союза. Кто разменял сороковник помнит лихие времена отсутствия водки и сигарет, рисованных самоучителей по карате-до и ВИДЕОСАЛОНОВ. Чак Норис! Брюс Ли, молодой Ван Дамм! Вау!!! И вдобавок ко всему этому шквалу великолепия – я курсант военного училища и у нас с первых дней кроме всякой непонятной поначалу военной белиберды будут преподавать РУКОПАШНЫЙ БОЙ! Тут же, полуподпольно, несколькими энтузиастами, в дальнем закоулке территории училища, были установлены самодельные тренажеры, описанные в самоучителях и жизнь закипела.

          Впервые я сознательно столкнулся с единоборствами в далеком послеперестроечном 87 – м, когда из «глухой» провинции поступил в престижный военный ВУЗ Министерства обороны, тогда еще, Советского Союза. Кто разменял сороковник помнит лихие времена отсутствия водки и сигарет, рисованных самоучителей по карате-до и ВИДЕОСАЛОНОВ. Чак Норис! Брюс Ли, молодой Ван Дамм! Вау!!! И вдобавок ко всему этому шквалу великолепия – я курсант военного училища и у нас с первых дней кроме всякой непонятной поначалу военной белиберды будут преподавать РУКОПАШНЫЙ БОЙ! Тут же, полуподпольно, несколькими энтузиастами, в дальнем закоулке территории училища, были установлены самодельные тренажеры, описанные в самоучителях и жизнь закипела.
          Эйфория спала довольно быстро. Сначала на самостоятельно – предпринятой на рассвете тренировке мой друг, не совсем проснувшись (вставали то пораньше), на разминочной пробежке зацепился ногой за трубу и бабахнулся со всего маха на асфальт. Разбитый лоб и выбитый палец – первые реальные травмы от рукопашного боя, которые я увидел. Потом пошло – поехало. Что ни отдых – то активный, что ни праздник – то спортивный. Частенько, по воскресеньям, утром из общего строя роты командир выводил рукопашников для участия в спортивном празднике и вел в спортзал училища. По старой армейской традиции в число бедолаг входили все «залетчики». После обеда они, искупив кровью свою вину, возвращались кто с разбитым носом, кто просто с «фонарем». Самое интересное, что я тогда ни разу не видел тех, кто разбивал носы и подбивал глаза – доставалось всем, тупо, друг от друга.

         Таких бойцов мне удалось увидеть много позднее, уже на соревнованиях в системе боевой подготовки органов внутренних дел. Получилось так, что здесь картина выглядела немного иначе по организации единоборств – боевое самбо, рукопашный бой и различные виды борьбы. Разницы в махалове из-за неодинаковых названий особой не было. Начиналось все, как правило с грозного письма руководства на места о назначении дня и вида битвы, и что ожидает за невыполнение указания. Потом правдой и не правдой набиралось установленное число сотрудников (кого угрозой наказания, кого обещанием поощрения) и айда! Обычно бывало одно и тоже: 4-5 бойцов отчаянно мутузили всех, оттачивая на остальных свое мастерство и иногда увеча «спортсменов поневоле». Потом радость окончания, третье место, с конца, и дорога домой.

          Вывод напрашивается сам собой: зачем тратить кучу УЕ на модные методики и тренажеры для рукопашников? Гораздо дешевле принять этого драчуна в органы, назначить каким-нибудь инспектором по непонятным вопросам и тренировать в контакте, бесплатно.
         Закончить хочу известной фразой: «Было бы смешно, если бы не было так грустно…». Занимайтесь Спортом Господа!

Андрей Плево, 1970 г.р.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *