Не так ударил (Свадковский В)

     Москва восьмидесятых. Шумные проспекты, наполненные рекламными щитами, иностранными автомобилями, суетливыми, вечно спешащими, москвичами. Давайте отойдем немного в сторону. Средняя школа, на Яузе.
Толпа крепких, несуетливых парней со спортивными сумками в руках. Среди них я, тогда еще молодой и амбициозный преподаватель рукопашного боя.
      Еще бы, ведь выступает только, что приехавший мастер вьетнамского кхиконга – Тон Занг. Интереснейшая личность. Инструктор боевых искусств с мировым именем, старый мастер, объехавший с семинарами полмира. Кстати именно то, что “старый ” чуть не стало причиной отказа в проведении московского семинара. Тогдашние хозяева спорткомитета, люди абсолютно не имеющие отношения к спорту засомневались, глядя на старенького, сморщенного вьетнамца.
 

     Москва восьмидесятых. Шумные проспекты, наполненные рекламными щитами, иностранными автомобилями, суетливыми, вечно спешащими, москвичами. Давайте отойдем немного в сторону. Средняя школа, на Яузе.
Толпа крепких, несуетливых парней со спортивными сумками в руках. Среди них я, тогда еще молодой и амбициозный преподаватель рукопашного боя.
      Еще бы, ведь выступает только, что приехавший мастер вьетнамского кхиконга – Тон Занг. Интереснейшая личность. Инструктор боевых искусств с мировым именем, старый мастер, объехавший с семинарами полмира. Кстати именно то, что “старый ” чуть не стало причиной отказа в проведении московского семинара. Тогдашние хозяева спорткомитета, люди абсолютно не имеющие отношения к спорту засомневались, глядя на старенького, сморщенного вьетнамца.
     Положение ”спас”, мой московский друг, от которого впоследствии я получил первые уроки цигуна. Он достал кассету, где Занг демонстрировал “железную рубашку”, ”бесконтактный бой” и многое другое, что в то время казалось колдовством. Итак, добро было получено и мы все в предвкушении чуда толпились около обычной школы.
     Выступление задержали. В начале, для разогрева провели показательную программу каратисты, перебив все кирпичи которые устроители шоу нашли на соседней стройке. Их сенсей, неловко поклонился, пряча разбитые в кровь костяшки кулаков. «Это сила”, почти кричал мой друг, постоянно оборачиваясь ко мне. «Настоящая энергия не такая, она творит настоящие чудеса”. Я утвердительно кивал головой, соглашаясь с ним во всем.
     И тут началось. Чудо, которое все ожидали, не обмануло наших надежд. Старичок вьетнамец легкими взмахами рук разбрасывал по татами своих ассистентов. Так продолжалось довольно долго. Менялись способы нападения. Удары руками, ногами, палками, не причиняли мастеру ощутимого вреда. Школьный звонок возвестил о перерыве. После перерыва должно было начаться самое интересное. Многие из нас умели ломать кирпичи. Но мы понимали, что физическая сила не вечна. Видео с семинаров мастера показывало, что сила здесь не самое главное. Энергия ци, вещал студент переводчик. Интересно переводил ли он сам или читал заранее выученный текст, это ли главное? Главное, что мы смотрели на этого мастера как на волшебника. Смотрели. Смотрели в первом отделении.
     После перерыва “волшебник” опаздывал. Мой друг тем временем тараторил без умолку. «Говорят, что он учил самого Брюса Ли. Говорят, что мастер был учителем у советских инструкторов. Тем временем вынесли что-то напоминающее брезент. Глаза всех собравшихся любителей боевых искусств буквально впились в происходящее. Что-то было не так. К ведущему подошел один из устроителей шоу. Он взял микрофон. “Требуется два физически крепких парня для помощи мастеру в качестве ассистентов”.
     Предоставлю слово одному из участников этого выступления. Мастер приехал с двумя ассистентами. Ассистенты были маленькие и тщедушные, как и положено, представителям восточных национальностей. Кувалды была огромные. Зачем кувалды? Да просто одно из самых эффектных в этом показательном выступлении было разбивание бетонной плиты на груди старого мастера. Ведущий, долго рассказывает о внутренней энергии, “бесконтактных техниках” и так далее. На самом же деле, как потом выяснилось, основным условием успешного выполнения данного номера это техника удара кувалдами. Удар должен был выполняться на счет раз. После “плотного” обеда по-русски, вьетнамские ассистенты двигались уже с большим трудом. Учредитель пригласил двух крепких парней из зрителей. Ну, разве это его вина, что они оказались не спортсменами, а строителями, которые делали в школе ремонт. Удар кувалдами получился во всю “широту» славянской души. Правда, прозвучал он со сдвигом, удар, удар. Плита на груди старого мастера разлетелась.
     Когда с вьетнамца смели остатки осыпавшегося цемента, мастер, полежав на полу значительно дольше обычного, встал. Видимо в период наивысшего напряжения вспоминается самое важное. Единственная фраза по–русски, которой он озвучил происходящее, была: “Куево ударил”…

Свадковский В

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *