Про ложное начало войны. (Алексей Тырышкин)

Утро часов в четыре дикий крик майора в казарме:

Боевая тревога! Подъем!!!

Мы гурьбой несемся в сушилку, сапоги, одежка, броники, каски. Получаем на руки боевое оружие, строимся на плацу. Там майор уже рвет и мечет в ожидании, пока все построятся. Потом – марш-бросок до складов с боеприпасами, которые мы (только по секрету, военная тайна!) обязаны охранять от супостата. ……..

Утро часов в четыре дикий крик майора в казарме:

Боевая тревога! Подъем!!!

Мы гурьбой несемся в сушилку, сапоги, одежка, броники, каски. Получаем на руки боевое оружие, строимся на плацу. Там майор уже рвет и мечет в ожидании, пока все построятся. Потом – марш-бросок до складов с боеприпасами, которые мы (только по секрету, военная тайна!) обязаны охранять от супостата.

Подбегаем все запыханные, туда же ко входу на склад подскакивает КамАЗ.

Бегом, грузим боеприпасы!

Именно так: с оружием за плечами, в брониках и касках начинаем резво метать принимающим в кузове тяжеленые ящики. Причем грузить их надо не только быстро, но и аккуратно. Боеприпасы же, не картошка.

— Мне прапор рассказывал, такой шухер тут на складах бывает, когда начинается война типа Афгана или Чечни, — делится с нами сослуживец. Мы хоть и устали, но врубили пятую скорость, поскольку были заинтригованы, что там в мире случилось такого, что срочно потребовались боеприпасы.  Мне веселее других. А все прапор – афганец. Попал я в часть как военный пожарный. Но их оказался перебор и в итоге он уговорил стать пулеметчиком. Мол, в бою на тебя все отделение молиться будет. И вот теперь все тягали ящики с легонькими «калашами» 5,45 за спиной, а я со своей метровой дурой.

Майор орет: «Быстрее, ну еще быстрее!». Такое чувство, будто рядом где-то уже во всю полыхает война, наш героический полк без боеприпасов гибнет под танковыми гусеницами войск НАТО и в этом виноваты только мы. Просим хотя бы сложить оружие, пока работаем, майор не дает – мол, а если украдут? Кто его знает, коварно-долбанутого врага, может уже во всю следит за нами.

Но к счастью, работа подошла к концу. Мы уже никакие. Майор смотрит на часы. Кивает.

Молодцы, на полторы минуты раньше нормы.

Дает отмашку водителю КамАЗа. Тот трогается, делает круг по базе и….возвращается обратно.

А теперь разгружайте обратно, — злорадно улыбается майор.

Именно его мы в свое время упрашивали сделать в казарме спортивный уголок. Он отказал с такой формулировкой: «Вы что, в рабочее время не упахиваетесь что ли? А если вы там во время своего спорта фингалы друг другу наставите, кто за вас отвечать будет?» А потом, как рассказали хорошие люди, был его разговор с командиром части. Обсуждали они прибытие проверки в часть и все ли готово к ней. И тут, глядя на нормативы, командир спрашивает:

А солдаты точно в норматив погрузки уложатся?

Да проверить то не вопрос, — отвечал майор, -Вот завтра утром и проверим.  Ребята спортивные, сами рвутся в бой.

 

Алексей Тырышкин, 6 лет рукопашного боя,
секция «Самоз» 1982 года рождения.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *