«товарищеские» соревнования за идею и престиж филиала!

          Жаркий летний день начался очень рано. Автобус отправлялся от родного предприятия на обязательные летние соревнования. Как на грех я обладаю крупным телосложением, и профсоюз привлёк тянуть канат. Было немного обидно за потерянный выходной, но обещанный шашлык в приятной компании коллег грел душу авансом.
          Два часа до чужого города пролетели в дрёме под ненавязчивую музыку. Всего лишь десять минут ходьбы и мы на стадионе. Пекло, масса незнакомого народа и седенькое руководство, в лучшей советской манере вещающее о пользе спорте в жизни простого работяги. Уныло помахивая флагами, люди дремали стоя. «Когда же они заткнутся?» — витало в воздухе.

          Жаркий летний день начался очень рано. Автобус отправлялся от родного предприятия на обязательные летние соревнования. Как на грех я обладаю крупным телосложением, и профсоюз привлёк тянуть канат. Было немного обидно за потерянный выходной, но обещанный шашлык в приятной компании коллег грел душу авансом.
          Два часа до чужого города пролетели в дрёме под ненавязчивую музыку. Всего лишь десять минут ходьбы и мы на стадионе. Пекло, масса незнакомого народа и седенькое руководство, в лучшей советской манере вещающее о пользе спорте в жизни простого работяги. Уныло помахивая флагами, люди дремали стоя. «Когда же они заткнутся?» — витало в воздухе.
          Ура! Нас допустили к жеребьёвкам. Невдалеке шумел небольшой лесок, но туда ходить нельзя — мы «спортсмены» и должны наполнять стадион. Я уже говорил про наследие прошлого? Видимо все государственные предприятия страдают от навязывания благих целей своим работникам. Ну, да и пусть сейчас выступим и на шашлык!
          — Посмотри какая девочка! – возбуждённо зашептал парень из соседнего отдела. Ополоумел он видимо совсем, при живой жене такие вещи говорить. Да ещё и пальцем тычет – спортсменка видать. Не ты глянь, какие ножки.

          А ведь верно. Ребята рассказывали, что есть такая мода у руководства нанимать профессионалов в местных олимпийских школах. Взаимовыгодное сотрудничество так сказать: директорам премии, спортсменам денежки и стаж. А справедливости нет. Галочка в графе «спортивные работники» проставлена и все отлично. Куда уходят государственные деньги видно по ножкам ближайшей девочки. На вид упругие, стройные и навевают мысль о шашлыке.
          Нам разом поплохело, когда объявили начало забегов. Среди неказистых и таких родных коллег промелькнула спортсменка. Все помнят, как стартуют бегуны? Мы были рядышком и чуть позади. Только по одной корме стало ясно, что нашим девчонкам даже и стараться не стоило.
           Хлопок выстрела заставил картинку двигаться. На мой подслеповатый взгляд бежали наши бухгалтера и уборщицы достойно. Может похуже, чем в школе, но они старались, выкладываясь на полную катушку. Все затмевала ОНА – девочка с упругими ногами. Быстро, легко, неукротимо. Она опережала соперниц на несколько секунд.
           И тут мне стало до боли обидно. Второй год не повышают зарплату, ссылаясь на раздутый штат всего предприятия, на невыполненный план, на высокие расходы. Вот мелькает икрами отличная статья затрат, которая занимает место целого работника. Она не появляется на предприятии, она просто бегает. Ей нравится бегать так же, как мне копаться в компах. И я не получаю лишние пятьсот рублей именно из-за неё и упертой уверенности руководства, что спорт нужен предприятию как воздух.

          Я не против спорта. Сам делаю зарядку по утрам и бегаю по вечерам. Но почему эта спортсменка получает за это мои деньги? Где справедливость?
           Горите в аду плановые галочки, «товарищеские» соревнования за идею и престиж филиала!

Кудрявцев Алексей, 1985г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *