Ушу — «борцовская софистика»? (Людмила Мельникова) (Часть 2)

     Подобные аналогии прослеживается и в принципах китайского боевого искусства. Разработка экзотических приемов и условий поединка имела очень большое сходство с цирком. В результате, конечно, получилась некая дисциплина — ушу, но, на мой взгляд, она довольно далека от реальной жизни (читай, от реальной драки).
     Китайцы погрузились в постижение единства и борьбы противоположностей, отрицания отрицаний и тому подобные рассуждения. …

     Подобные аналогии прослеживается и в принципах китайского боевого искусства. Разработка экзотических приемов и условий поединка имела очень большое сходство с цирком. В результате, конечно, получилась некая дисциплина — ушу, но, на мой взгляд, она довольно далека от реальной жизни (читай, от реальной драки).
     Китайцы погрузились в постижение единства и борьбы противоположностей, отрицания отрицаний и тому подобные рассуждения.
     Интерес к любой системе боя должен основываться в первую очередь на естественном желании научиться самозащите. У приверженцев же ушу, на первом месте стоит отнюдь не только «примитивное» желание защитить себя, они полностью отдались «высокодуховному» постижению мира, через философию «кулачного искусства вне этого кулачного искусства, но которое и есть самое истинное кулачное искусство».
     В этом стремлении еще можно оправдать самих китайцев (но никак не нас) – это их история, через которую постигается их культура и нравственные ценности их прошлого. Само изучение ушу основывается в основном не на описании реальных событий, а на «преданьях старины глубокой». В этих преданиях героями выступают не люди, а мифологические персонажи, простые деревенские или монастырские учителя – это не просто наставники, а «великие мастера», небольшая потасовка представляется как «великое многодневное сражение». Миф, или даже правильнее будет сказать, мистика присутствует во всем – в рассказах, в различных древних рукописях и в самих преданиях школ ушу. Все это подтверждает глубокую связь ушу с восточными религиозными системами. Эти единоборства, придя на Запад, принесли с собой огромную популярность даосизма среди широкой публики, заставили на себя примерять такие состояния сознания, которые должны исправить человеческую природу «покалеченную прокрустовым ложем цивилизации». Все даосы, особенно Чжуан-цзы, сильны критиковать уродующую человека цивилизацию, но не замечают собственной противоречивости – ненависть к насилию оборачивается у них, по существу, призывом к тому же самому насилию. 

Людмила Мельникова. 25 лет. 3 года дзюдо

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *