Ушу – “борцовская софистика”? (Людмила Мельникова) (Часть 4)

     Так, книга «И цзин» вовсе не является даосской – согласно китайской традиции происхождение триграмм относится к деятельности Фу-си (первого императора), а сама книга приписывается Конфуцию. Вообще, понятие «восемь триграмм», присутствующее в названиях стилей или комплексов ушу, совсем не обязательно должно быть связано с «Каноном перемен», символика «восемь триграмм» была сама по себе достаточно распространена в Китае и изображалась в основном в виде круга, что могло обозначать «круговое движение» или «все стороны света». Само происхождение названия «багуачжан» …

     Так, книга «И цзин» вовсе не является даосской – согласно китайской традиции происхождение триграмм относится к деятельности Фу-си (первого императора), а сама книга приписывается Конфуцию. Вообще, понятие «восемь триграмм», присутствующее в названиях стилей или комплексов ушу, совсем не обязательно должно быть связано с «Каноном перемен», символика «восемь триграмм» была сама по себе достаточно распространена в Китае и изображалась в основном в виде круга, что могло обозначать «круговое движение» или «все стороны света». Само происхождение названия «багуачжан» Дун Хайчуань выбрал потому, что хотел подчеркнуть преимущественное присутствие в своем стиле круговых движений. Известно, что Дун Хайчуань перенимал методы саморазвития у даосов, но известно и то, что он не обходил стороной и буддийские методики, а также такие способы совершенствования, которые вообще не были связаны, ни с какой религиозной концепцией. В его учениках ходило много самых разных людей, в том числе и представители монгольского и маньчжурского воинского сословия, которые уж точно не были даосами. Дун Хайчуань вообще не придерживался в обучении какого-то определенного стиля, он обучал своих последователей умению драться и выжить в бою, руководствуясь для этого только индивидуальными особенностями того или иного ученика. Таким образом, как минимум необоснованно заявлять о том, что стиль багуачжан полностью основан на принципах даосизма.
     Некоторые в своих утверждениях дошли до того, что якобы все школы китайского ушу, вместе с медитативной практикой и ритуальным действием, полностью переняли и морально-этические нормы даосов, такие как не убивать, не пить, не лгать, не красть, не прелюбодействовать. Но в таком случае, ушу смело можно отнести к любой существующей в мире религиозной конфессии. Так что на лицо много признаков того, что нет в ушу истинно (и единственно) даосских корней, здесь переплелось влияние стольких восточных религий, что вряд ли можно выделить какую-то явную принадлежность к тому или иному учению.

Людмила Мельникова. 25 лет. 3 года дзюдо

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *